Образование


Образование

Образование

В доколумбовый период истории у народов, населявших территорию Латинской Америки (ацтеков, инков, майя и др.), имелась довольно развитая система религиозного и светского образования, которая с приходом колонизаторов была уничтожена. Современная система образования складывается из дошкольного воспитания, сети начальных, средних, общеобразовательных, профессионально-технических и высших школ, принадлежащих государству, частному сектору и церкви.

Первые школы появились в начале XVI в. (на территории современной Доминиканской Республики в г. Санто-Доминго, 1505) и в большинстве находились в руках католической церкви, захватившей контроль над всей системой образования в Новом Свете. Церковь не столько стремилась обучить население грамоте, сколько насадить христианство, создать прочную базу для своего господства. В начальной школе преподавались основы Священного писания, элементарные правила чтения, письма и счёта. В средней школе, рассчитанной на детей богатых колонистов и местную знать, изучались латынь, греческого языка, логика, риторика, история, философия и некоторые другие общеобразовательные дисциплины. Всеми видами образования в XVI—XVIII вв. было охвачено менее 2% латиноамериканского населения. Освобождение большинства стран Латинской Америки в конце XVIII — первой четверти XIX вв. от господства европейских колонизаторов и переход экономики на путь капиталистического развития поставили в области образования принципиально новые задачи — введение всеобщего бесплатного начального обучения, ликвидацию неграмотности, расширение сети общеобразовательных и профессионально-технических школ; началась повсеместная ломка колониальной системы образования, сопровождавшаяся секуляризацией школы и кампаниями по борьбе с неграмотностью среди взрослого населения (старше 15 лет), которая снижалась очень медленно и даже к середине 70-х гг. XX в. ещё составляла по региону 25%, в том числе на Кубе 2%, в Аргентине 6%, Уругвае 9,5%, Мексике 16%, Никарагуа 43%, Гаити 74% и т. д. Существенную помощь в вопросах снижения неграмотности среди взрослого населения и улучшения всей системы образования Латинской Америки государствам региона оказала ЮНЕСКО. При её содействии в 1960-х гг. был разработан «План Сантьяго», предусматривающий переход ко всеобщему начальному образованию. Однако осуществить его к намеченному сроку (1970) практически удалось только социалистической Кубе. Слабой осталась и связь образования с социально-экономическим развитием региона (за исключением Кубы).

Низкий уровень общеобразовательной подготовки экономически активного населения Латинской Америки (3—4 класса начальной школы в 1975) не позволяет эффективно использовать его в сферах современного производства, что становится для государств региона серьёзным препятствием на пути к экономическому прогрессу. Несмотря на некоторые успехи, достигнутые в области образования за 25 лет (1950—75), 12 млн. латиноамериканских детей в 1975 не могли учиться из-за недостатка средств, учителей и школьных помещений.

Финансирование образования осуществляется за счёт государства, частного сектора, пожертвований некоторых местных, зарубежных и международных организаций (ЮНЕСКО, ОАГ, фондов Форда, Рокфеллера и др.), а также взносов самих учащихся. Исключением является социалистическая Куба, где частный сектор в системе образования ликвидирован, введены бесплатное обучение на всех ступенях, обязательное 6-летнее образование для детей младшего школьного возраста, система государственных стипендий во всех вузах и техникумах. В 1975 общие расходы на начальное, среднее и высшее образование в капиталистических странах Латинской Америки достигли 20 млрд. амер. долл. в текущих рыночных ценах (в 1960 около 3 млрд. долл.), или около 4% валового внутреннего продукта (ВВП), в том числе 3,9 млрд. долл. (3,7% ВВП) в Бразилии, 2,1 млрд. долл. (2,7% ВВП) в Аргентине, 3,1 млрд. долл. (4% ВВП) в Мексике, 1,4 млрд. (5,4% ВВП) в Венесуэле, 70 млн. долл. (3,5% ВВП) в Боливии, 0,6 млрд. долл. (3,9% ВВП) в Перу, против 100,7 млрд. долл. (6,2% ВВП) в США, 27,5 млрд. долл. (5,5% ВВП) в Японии, 20,4 млрд. долл. (4,5% ВВП) в ФРГ, 18,8 млрд. долл. (5,6% ВВП) во Франции и т. д., то есть были значительно ниже уровня наиболее развитых капиталистических стран современного мира. В пересчёте на одного учащегося школ всех 3 ступеней эти затраты по региону в рассматриваемый период составляли 274 амер. долл. против 1720 долл. в США и около 1300 долл. в крупнейших странах Западной Европы. При этом расходы на одного учащегося в системе начального образования в Бразилии не достигли 10 долл., в Гаити, Парагвае и Эквадоре 15—20 долл., в Колумбии и Мексике 30 долл. и т. д., хотя по сравнению с 60-ми гг. они увеличились вдвое. В сфере среднего образования затраты на одного учащегося в начале 70-х гг. были менее 100 долл., а высшего — 700 долл., то есть в несколько раз ниже, чем в большинстве развитых капиталистических стран Европы и Северной Америки.

В 1975/76 учебном году общим и специальным образованием в Латинской Америке было охвачено 72,9 млн. человек (45% населения в возрасте 5—24 лет), из которых 79,2% посещали начальные, 16,4% — средние и 4,4% — высшие школы. Рост числа учащихся, охваченных всеми видами образования, более чем в 2 раза опережает естественный прирост населения Латинской Америки; в 1965—75 общая численность учащихся в среднем за год увеличивалась на 7%.

Начальная школа (1—6 классов в городах и 1—4 класса в большинстве сельскохозяйственных районов Латинской Америки) формально обязательна и бесплатна для детей в возрасте до 14 лет (в государственной школе). Наиболее высокий процент охвата детей младшего школьного возраста начальным образованием в первой половине 70-х гг. (без Кубы) был в Аргентине, Тринидаде и Тобаго, Чили и Уругвае (80—90%), самый низкий — в Гаити (менее 25%), в Мексике он составлял около 70%, в Венесуэле и Панаме — 65%, в Бразилии — 55% и т. д. Бичом начальной школы капиталистических стран Латинской Америки является большой процент второгодничества и отсева учащихся, достигающий наибольших размеров в школах сельского типа (75—90% поступающих в 1-й класс). Сельская начальная школа тупиковая, однокомплектна по структуре, слабо укомплектована квалифицированными преподавательскими кадрами и построена на двухсменной основе занятий. Учебные планы и программы городских и сельских начальных школ не унифицированы; общая ответственность за организацию учебного процесса в них возложена на национальные министерства народного образования. В 1975/76 учебном году начальную школу в Латинской Америке посещало 57,1 млн. человек, в том числе 6,5 млн. — школы частного сектора (включая принадлежащие католической церкви). Темпы строительства государственных школ заметно отстают от естественного прироста населения, что способствует увеличению численности частных школ и ослаблению государственного контроля над всей системой начального образования в Латинской Америке. Только в Аргентине в 1955—75 рост числа частных школ в 2—4 раза превысил рост численности государственных школ, большая часть которых построена на средства католической церкви. Наиболее разветвлённая сеть католических начальных школ сложилась в Колумбии, Эквадоре, Бразилии и Парагвае (10—15% общей численности начальных школ), что позволило церкви усилить влияние на воспитание молодёжи.

В средние учебные заведения Латинской Америки поступает лишь 1/3 окончивших полный курс обучения в начальной школе, из-за чего исходная база для расширения сети школ 2-й ступени и повышения общеобразовательного уровня населения континента крайне недостаточна. В ряде стран Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Мексика и др.) ставится вопрос о необходимости перехода к обязательному среднему или неполному среднему образованию для молодёжи в возрасте до 16—18 лет, что позволит более эффективно использовать экономически активное население в сфере современного производства.

Средняя школа Латинской Америки по профилю, структуре и продолжительности обучения неоднородна (7—9, 10—12 или 7—10 классов, а в некоторых странах 7—11 классов или 7—13 классов), в целом подразделяется на общеобразовательную — так называемую «бачильерато» (лицеи, колледжи) и профессионально-техническую (коммерческие, педагогические, реальные и другие училища). В 1975/76 уч. г. в средних учебных заведениях различного типа обучалось 12,3 млн. латиноамериканцов (34% молодёжи в возрасте 13—19 лет), из которых 68,2% посещали школы общеобразовательного типа, 23,5% — профессионально-технические, 3,5% — педагогические и 5% — прочие. Наиболее высокий коэффициент охвата молодёжи средним образованием в первой половине 70-х гг. отмечался в Уругвае (72%), Панаме (51%), Аргентине (45 %), самый низкий — в Гаити (около 6%). Недостаточные масштабы профессионального и особенно технического образования в рамках средней школы (исключая Кубу) отрицательно сказываются на структуре подготовки специалистов для нужд национального хозяйства Латинской Америки, усугубляемые их «утечкой» в более развитые страны Северной Америки и Западной Европы (в разделе Наука и культура). В конце 60 — начале 70-х гг. большинство латиноамериканских стран начало реформу средней школы, направленную на переориентацию её структуры в сторону сближения с запросами социально-экономического развития региона, улучшения качества обучения, расширения сети профессионально-технических школ, сокращения процента отсева учащихся (свыше 50% в 1975) и постепенного перехода к обязательному 9—10-летнему образованию. В ряде стран уже созданы средние общеобразовательные школы универсального типа, готовящие учащихся как для поступления на гуманитарные факультеты университетов, так и в технические вузы. Одновременно предпринимаются попытки некоторого расширения социальной базы среднего образования за счёт более широкого притока в среднюю школу детей менее обеспеченных слоев населения (главным образом в профессионально-технические училища). В общеобразовательной средней школе прослойка учащихся из семей рабочих и крестьян в начале 70-х гг. была немногим больше 10%. Обучение в частных и многих государственных средних школах Латинской Америки платное; большинство частных средних школ принадлежит католической церкви и религиозным общинам (в Колумбии 80%, Эквадоре 50%, в Аргентине, Бразилии и Чили 30% и т. д.).

В 60—70-е гг. в ряде стран континента (Аргентина, Бразилия, Мексика, Венесуэла) широкое распространение получила так называемая неформальная система образования — курсы, обучение по радио и телевидению (через североамериканские спутники связи) и т. д., программы которых разрабатывались при активном участии экспертов ЮНЕСКО и США (телепрограмма «Азбука грамотности» для Бразилии, «Школа по радио» для Колумбии и др.). Правительство и монополии США стремятся взять под контроль латиноамериканскую систему образования, для того чтобы более эффективно использовать трудовые ресурсы региона в своих интересах и усилить идеологическое воздействие на его население. С помощью североамериканского капитала создаются различные программы обмена студентами средних и высших учебных заведений, в том числе по линии «Союза ради прогресса» (до начала 70-х гг.), организуется «шефство» над латиноамериканскими школами и т. п. Создаются центры профессионально-технического обучения рабочих, используемых на дочерних предприятиях концернов США, ФРГ, Великобритании, Франции и других империалистических держав, захвативших ключевые позиции в экономике ряда стран Латинской Америки.

Латиноамериканские государства пытаются осуществить интеграцию региональной системы народного просвещения в рамках различных политических и экономических союзов (Андская группа, Латиноамериканская ассоциация свободной торговли, Центральноамериканский общий рынок, Карибское сообщество и др.), улучшить его финансирование, расширить сеть общеобразовательных и профессионально-технических школ дневного и вечернего обучения, увеличить масштабы квалифицированных преподавательских кадров. В 1975/76 уч. г. в латиноамериканских школах 1-й и 2-й ступени работали свыше 2,9 млн. учителей, в том числе 2,1 млн. в начальных и более 800 тыс. в средних, но лишь 70% из них имели соответствующее педагогическое образование (в Аргентине и на Кубе 100%, в Венесуэле 87%, Панаме 76%, Мексике 71%, Парагвае 66%, Колумбии 50%, Гондурасе 46% и т. д.).

В школах сельского типа (особенно в Центральной Америке) процент преподавателей-непрофессионалов достигает 75% и преподавательская деятельность большинства из них не является основным занятием. Низкая оплата преподавательского труда в капиталистических странах Латинской Америки вынуждает многих учителей искать побочные заработки на производстве, в сфере услуг и т. п. По официальной статистике 1975, на одного учителя начальной и средней школы в капиталистических странах приходилось 24 ученика, в том числе в Аргентине 20, Боливии и Бразилии 30, Мексике 47, Доминиканской Республике 56 и т. д. Несмотря на увеличение масштабов подготовки учителей для начальных и средних школ, темпы их подготовки в капиталистических странах региона (исключая Аргентину) ещё значительно отставали в первой половине 70-х гг. от роста населения школьного возраста, что усугубляло кризис системы латиноамериканского образования. Куба — единственная страна Латинской Америки, которой удалось не только избежать этого кризиса, но и стать примером того, как решается проблема образования в государствах, вступивших на путь строительства социализма.

Высшее образование в странах Латинской Америки начало складываться в колониальный период. Появление высших школ диктовалось главным образом нуждами колониальной администрации. Большую роль в их создании играла католическая церковь, проводившая политику в интересах колонизаторов. Фундаментом системы высшего образования стали университеты, созданные по образцу университетов Италии, Испании, Португалии и Франции. Первый такой университет — Университет св. Томаса де Акино (Фомы Аквинского) был открыт в г. Санто-Доминго в 1538 (современное название Автономный университет Санто-Доминго). В 1551 были основаны университеты в г. Мехико (Мексика) и Лиме (Перу), в 1613 — в Кордове (Аргентина) и т. д. В XVI—XVII вв. открыто 13 университетов, а к началу XIX в. имелось уже 40 университетов — почти во всех районах континента, за исключением Бразилии и Центральной Америки. До Войны за независимость испанских колоний в Америке подавляющее большинство университетов находилось в ведении католической церкви (Доминиканского и Иезуитского монашеских орденов), что наложило отпечаток на их структуру, программу и профиль подготовки.

Первые университеты имели 4 факультета: богословский, юридический, медицинский и философский (подготовительный). На ведущих факультетах (богословском и юридическом) основной упор делался (согласно 5-й главе устава Ордена иезуитов) на изучение «грамматики языков, логики, философии, метафизики, права и религии». Высшая математика и физика были включены в учебную программу только в конце XVIII в. (в университете Лимы — в конце XVII в.).

Под влиянием идей Великой французской революции и особенно после освобождения большей части Латинской Америки от колониального господства в результате Войны за независимость (первая четверть XIX в.) высшее образование в странах региона претерпело в первой половине XIX в. существенные изменения. Революционная ломка старого государственного аппарата и, необходимость развития национальной экономики потребовали расширенной подготовки технически грамотных кадров. Католическая церковь была отделена от государства и в ряде стран лишена права открытия вузов с университетским статусом (в середине XX в. запрет был отменён). Теологические факультеты перестали играть столь значительную роль, а в некоторых университетах были вовсе упразднены (Центральный университет Венесуэлы, Университет Буэнос-Айреса и т. д.). Повсюду создавались так называемые национальные университеты, контролируемые государством. В 1810—47 было открыто 17 университетов, к концу XIX в. — 27. Общим для них было копирование европейских образцов, прежде всего французской университетской модели.

Вступление стран Латинской Америки на путь капиталистам, развития вызвало во второй половине XIX в. появление первых инженерно-технических факультетов и школ, а также технических университетов (инженерный факультет при Университете Буэнос-Айреса в 1856, Школа агрономии и ветеринарии в Мексике в 1853, факультет инженеров и землемеров при Университете Сальвадора, Специальная школа гражданского строительства и горного дела в перуанской столице Лиме в 1876, Технический университет в г. Оруро в Боливии в 1892 и др.). В XX в. сеть специализированных вузов и университетов продолжала расти. С 1945 по 1975 вузов открыто больше, чем за всю предыдущую историю Латинской Америки.

Система высшего образования в регионе неоднородна и, несмотря на ряд общих признаков, в каждой из стран имеет особенности. Её основу составляют университеты, на долю которых приходится свыше 4/5 учащихся национальных вузов. В первой половине 70-х гг. в Латинской Америке насчитывалось около 250 университетов (в Бразилии и Мексики свыше 60, Аргентине 37, Перу 33, Колумбии 28, Венесуэле и Эквадоре 10), из которых примерно половина принадлежала частному сектору, в том числе около 50 — католической церкви. Наблюдается рост небольших частных вузов (в 1975 в них обучалось 10—15% студентов). Лишь в некоторых из капиталистических стран региона (Аргентина, Бразилия) в государственных вузах обучение бесплатно и частично отменены вступит, экзамены. Университеты остаются привилегированными учебными заведениями, в большинстве из них сохранены высокая плата за обучение, искусственные ограничения политического и социального характера, что затрудняет приток в них студентов из малообеспеченных слоев общества. Около 90% студентов вузов, особенно частных, — выходцы из так называемых средних слоев общества и лишь 2—3% — дети промышленных и сельскохозяйственных рабочих (сведения на начало 1970). Внутренняя структура университетов разнообразна. Наряду с основной учебно-административной единицей — факультетом — при университетах имеются специальные школы и институты, входящие в их организационную структуру, филиалы и самостоятельные учебные подразделения. Программный курс обучения в вузах 4—7 лет, но из-за перерывов в учёбе (главным образом по причине материальной необеспеченности студентов) в среднем длится 5—9 лет. Вузы неодинаковы по составу преподавателей и количеству обучающихся в них студентов. В некоторых национальных университетах обучается более 100—200 тыс. учащихся, во многих частных вузах — от 150 до 1500. При большинстве университетов имеются специальные библиотеки и НИИ, а также курсы по повышению квалификации, формируемые ежегодно.

Национальные университеты имеют революционные традиции (Кордовский манифест 1918, Программа перуанского университета Сан-Маркос в защиту автономии университетов, 1919, и др.). Выступления студенчества за демократические преобразования и свободу играют важную роль в борьбе за изменение социальной структуры университетов и их научно-учебной деятельности. Вдохновляющий пример для студенчества всего региона — преобразования высшей школы, проведённые в социалистической Кубе. Они направлены на интенсификацию научно-исследовательских работ в университетах, увеличение числа специалистов высшей квалификации современного профиля (в области технических и сельскохозяйственных наук), на демократизацию социальной структуры высшей школы. На Кубе более 1/2 студентов — дети рабочих и крестьян; образование во всех вузах бесплатное, государственные стипендии получают все успевающие. Начавшиеся в 70-е гг. демократические преобразования в Перу, Панаме и ряде других стран также оказывают влияние на борьбу латиноамериканского студенчества за университетскую реформу, против попыток «американизации» вузов. Эта борьба всё более приобретает политическую окраску. Демократическая общественность выступает за сохранение автономных государственных университетов, служащих интересам независимого национального развития.

Некоторые национальные университеты относятся к числу крупнейших в мире: Мексиканский национальный автономный университет (около 223 тыс. студентов, 1977); Университет Буэнос-Айреса (178 тыс., 1977); Чилийский университет (свыше 64 тыс., 1977) и др. В 1977 в вузах обучалось 3,6 млн. студентов (6% населения в возрасте 20—24 лет, то есть в 10 раз больше, чем в 1950), более половины студентов посещали государственные вузы (в Мексике свыше 80%, Аргентине 75%, Колумбии 55%, Перу 45%, Бразилии 43%). По численности студентов в общей массе населения Латинской Америка опережает страны Азии и Африки, но отстаёт от экономически развитых государств Западной Европы и Северной Америки. В Латинской Америке на 1 млн. жителей в 1974 приходилось 9,5 тыс. студентов, в Западной Европе свыше 15 тыс., в США 48 тыс. (с учётом студентов так называемых «младших колледжей»). Свыше 1/3 студентов Латинской Америки — женщины: в Бразилии 47%, Аргентине 45%, Уругвае и Чили свыше 30%, Мексике 20% и т. д. 21,5% студентов Латинской Америки моложе 20 лет, 49,9%— в возрасте 20—25 лет, 14,3% — 30 лет и старше (1974). Растёт численность профессорско-преподавательского состава вузов: 28 тыс. в 1950, 114 тыс. в 1965, 162 тыс. в 1970, 253 тыс. в 1974, 335 тыс. в 1975. В 1974 один преподаватель приходился в среднем на 10 студентов высшей школы. Однако только 10% латиноамериканских преподавателей являлись штатными, но и они по квалификации не всегда отвечали требованиям высшей школы. Система высшего образования не обеспечивает подготовки нужного числа специалистов технического профиля, преобладают учащихся на медицинских и общественно-гуманитарных факультетах. В начале 70-х гг. свыше 50% студентов изучали медицину, право и гуманитарные науки; на инженерных и естественных факультетах занималось около 20% против 33,4% в Западной Европе, 19,5% в Африке и 16,2% в Азии. Высок процент отсева (свыше 50%), что отрицательно сказывается на масштабах подготовки специалистов высшей квалификации. Под влиянием научно-технической революции и роста потребностей в квалифицированных научных и инженерно-технических кадрах в ряде стран Латинской Америки правительства вынуждены были начать в конце 60-х — начале 70-х гг. очередную реформу высшей школы, направленную на улучшение качества профессионально-технической подготовки выпускников и расширение сети технических вузов.

В середине 70-х гг. (расчётная оценка) вузы ежегодно оканчивало 280—300 тыс. человек (в том числе в Бразилии 75 тыс., Аргентине 45 тыс., Мексике 37 тыс., Венесуэле 16 тыс., Перу 15 тыс., Колумбии 12 тыс., Гватемале 1,5 тыс. и т. д.), из которых 10—15% не получали диплома. Этого количества недостаточно для удовлетворения потребностей развития региона. Не хватает инженеров, агрономов; традиционная диспропорция в подготовке специалистов общественно-гуманитарного и инженерно-технического профиля уменьшается медленно. Подавляющее большинство студентов вузов — специалисты узкого профиля (в основном медики, юристы, историки, экономисты). Около 3% латиноамериканских студентов получают образование за рубежом, главным образом в США и странах Западной Европы (Венесуэла 5,8%, Колумбия 2%, Бразилия 0,7%). В 60-е гг. усилился приток студентов из Латинской Америки в вузы социалистических стран. В 1975/76 учебном году только в вузах СССР обучалось около 2,4 тыс. студентов из Латинской Америки, 85% которых изучали точные и естественные науки, инженерное дело, сельское хозяйство и медицину.

Значительное внимание в капиталистических странах Латинской Америки уделяется вопросам подготовки офицерских кадров, которая, как правило, осуществляется при участии и под контролем военных миссий США. Каждый из видов вооруженных сил располагает собственными офицерскими школами и военными академиями, большинство из которых создано по образцу военных училищ США. Высшее военное училище в Мексике, Военно-морская академия в Перу, Национальный военный колледж (академия) в Аргентине, Военно-инженерный институт в Бразилии и др. В учебные программы высших военных училищ и академий, помимо специальных военных и технических дисциплин, включены гуманитарные. Дипломы выпускников высших военных учебных заведений приравниваются к университетским. Некоторая часть офицерского состава латиноамериканских стран обучается в военных колледжах США, Западной Европы и в так называемых межамериканских военных училищах, расположенных в зоне Панамского канала и на территории США (форты Брэг, Мак-Ней и т. д.). В 1950—70 там прошли подготовку 50 тыс. офицеров латиноамериканских стран. Частично подготовка военных кадров осуществляется также в гражданских вузах и средних школах.

При большинстве университетов, высших военных учебных заведениях и НИИ региона имеется аспирантура (при Технологическом институте ВВС в Бразилии, Институте физики «Х. А. Бальсейро» в Аргентине, Мексиканском национальном автономном университете, Национальном университете Колумбии и др.).

Помимо подготовки кадров высшей квалификации вузы стран Латинской Америки (главным образом университеты) ведут научно-исследовательскую работу (см. в разделе Наука и культура).

Финансирование системы высшего образования в капиталистических странах осуществляется за счёт государства (в Аргентине 95%, Чили 50%, Парагвае 3,1%), доходов самих вузов и различного рода поступлений от частных и международных фондов. В определённой степени государство финансирует и частные вузы. В середине 60-х гг. доля затрат на высшее образование в расходах на все ступени образования была различна: в Чили 23,5%, Венесуэле 20,9%, Бразилии 20,1%, Аргентине 18,6%, Колумбии 14,5% и т. д. Средние затраты на 1 студента в начале 70-х гг. составляли 700 долл. в год. Система высшего образования слабо связана с запросами производства и нуждами социального развития региона, отсутствует сбалансированная программа общенациональной подготовки дипломированных кадров, не унифицированы программы обучения. Однако в 50—60-х гг. созданы первые государственные органы планирования и начали предприниматься попытки планирования подготовки кадров в системе национальных вузов (Аргентина, Боливия, Бразилия, Венесуэла, Колумбия, Перу, Чили, Эквадор и др.). В большинстве государств за подготовку специалистов с высшим образованием несут ответственность советы по высшему и техническому образованию, созданные при министерствах народного образования, а также соответствующие департаменты министерств промышленности, сельского хозяйства, обороны. Проводятся эксперименты и в области зонального планирования. В 1962 создан так называемый Высший совет университетов Центральной Америки, в который вошли университеты Гватемалы, Никарагуа, Сальвадора, Гондураса и Коста-Рики, согласующие научную и педагогическую деятельность.

Вопросами координации высшего образования в Латинской Америке занимается также Межамериканский совет по образованию, науке и культуре при ОАГ и другие организации.

Крупнейшие латиноамериканские университеты и специализированные вузы ведут активную международную деятельность (обмен преподавателями и студентами, научной информацией, университетскими публикациями и т. д.), являются членами международных и региональных организаций: Международной ассоциации студентов, Союза университетов Латинской Америки и др.

Литература:
Ширинский А. Е., Образование в развивающихся странах, М., 1977;
Скоров Г. Е., Развивающиеся страны: образование, занятость, экономический рост, М., 1971;
Андронова В. П., Церковь и просвещение в Латинской Америке, М., 1972;
Беляев В. П., Латинская Америка: народное просвещение и проблемы социально-экономического развития, М., 1971;
Высшая школа Латинской Америки, М., 1972;
Тангян С. А., Развивающиеся страны: образование и ЮНЕСКО, М., 1973;
Crisoloyo García, La lucha por la democratización de la educación en América Latina, S., 1963;
Sonora A. A., Reforma universitaria у revolución en América Latina, Valparaíso, 1971;
Guidici E., Educación, revolución científico-técnica у reorganización universitaria, B. Aires, 1966;
Kleiner В., Revolución científico-técnica у la liberación, B. Aires, 1973;
Benjamin H. R. W., Higher Education in the American Republics, N. Y.—L.—Sydney—Toronto, [1965];
América en cifras. 1974. Situación cultural: educación у otras aspectos culturales, Wash., 1975.

В. В. Щербаков.


Энциклопедический справочник «Латинская Америка». - М.: Советская Энциклопедия. . 1979-1982.

Синонимы:
, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,


Антонимы:

Смотреть что такое "Образование" в других словарях:

  • ОБРАЗОВАНИЕ — это то, что остается, когда мы уже забыли все, чему нас учили. Джордж Галифакс (XVIII в.) Образование это то, что остается, когда все выученное забыто. Б. Ф. Скиннер (XX в.) Образование это знания, которые мы получаем из книг и о которых уже… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • ОБРАЗОВАНИЕ — ОБРАЗОВАНИЕ, образования, ср. 1. только ед. Действие по гл. образовать образовывать и образоваться образовываться. Образование общего революционного фронта против эксплуататоров. Образование государства. Образование горных пород. Образование… …   Толковый словарь Ушакова

  • ОБРАЗОВАНИЕ — ОБРАЗОВАНИЕ, целенаправленный процесс обучения и воспитания в интересах личности, общества и государства. Ведёт к овладению ценностями культуры и нравственно эмоционального отношения к миру, опытом профессиональной и творческой деятельности,… …   Современная энциклопедия

  • ОБРАЗОВАНИЕ — духовный облик человека, который складывается под влиянием моральных и духовных ценностей, составляющих достояние его культурного круга, а также процесс воспитания, самовоспитания, влияния, шлифовки, т.е. процесс формирования облика человека. При …   Философская энциклопедия

  • образование — Воспитание, просвещение, культура, цивилизация, прогресс; образованность; выделка, изготовление, созидание, фабрикация, формирование (формировка), организация, устройство. См …   Словарь синонимов

  • Образование — ОБРАЗОВАНИЕ, целенаправленный процесс обучения и воспитания в интересах личности, общества и государства. Ведёт к овладению ценностями культуры и нравственно–эмоционального отношения к миру, опытом профессиональной и творческой деятельности,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ОБРАЗОВАНИЕ —         одно из наиболее значимых средств социального воспроизводства сооб ва и повышения потенциала его адаптивных возможностей и перспектив социокультурного развития. Осн. социо культурные функции О. связаны с решением задачи социализации и… …   Энциклопедия культурологии

  • Образование — по законодательству РФ целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения обучающимся гражданином установленных государством образовательных уровней… …   Финансовый словарь

  • Образование — «ОБРАЗОВАНИЕ» ежемесячный журнал, издававшийся в СПБ с 1892 по 1909 и переименованный из «Женского образования» (1876 1891). Редактор издатель В. Д. Сиповский, с 1896 А. Острогорский. С 1908 вследствие финансовых затруднений переходит из рук в… …   Литературная энциклопедия

  • образование — 1. ОБРАЗОВАНИЕ, я; ср. 1. к Образовать и Образоваться (1.О.). О. государства. О. водяных паров. Процесс образования горных пород. День образования Советской Армии. 2. То, что образовалось, возникло в результате какого л. процесса. Горные… …   Энциклопедический словарь

Книги

  • Образование в новом веке, Алиса А. Бейли. Образование есть и должно быть по существу непрерывным процессом от рождения до смерти, назначение которого состоит не столько в обретении знания, сколько в расширении сознания. Знание само… Подробнее  Купить за 110 руб
  • Образование, Мороз Ю.. Проводил я как-то занятия со школьниками на тему, как начать свой бизнес с нуля. И тут заходит в класс их классный руководитель и я у нее с ходу спрашиваю, насколько математика, которую она… Подробнее  Купить за 80 руб
  • Образование Подмосковья. Открытый урок №4 2016, Отсутствует. «Образование Подмосковья. Открытый урок» – ежеквартальное издание, в котором публикуются статьи и актуальные вопросы сферы образования. Журнал рассказывает о нововведениях, а также изменениях… Подробнее  Купить за 75 руб электронная книга
Другие книги по запросу «Образование» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.